ПРИМЕР ИГРЫ СЛОВ В СТИХАХ НОСТРАДАМУСА


Поделись этой статьей с друзьями:

ПРИМЕР ИГРЫ СЛОВ В СТИХАХ НОСТРАДАМУСА

О французской революции Нострадамус написал:

Покинутый муж будет носить митру, Когда вернутся. Борьба развернется на кирпичном заводе Пятьюстами (,) предатель будет зваться Нарбонн И стражи Saulcea на бочках с оливковым маслом.



Тарабарщина? Ни в коем случае. Это метод, которым пользовался Нострадамус, чтобы скрыть настоящий смысл своего предсказания. Для эрудитов, знакомых с историей французской революции, это четверостишие содержит известные факты, которые выступают на передний план при соответствующей их интерпретации.

Вот разъяснение: Людовика XV разлучили с Марией Антуанеттой, и для посмешища напялили ему на голову красный фригийский колпак (здесь: митра). Это произошло после того, как его привезли в Варенн, где находилась в заключении королевская семья.

Через два месяца произошел бой на кирпичном заводе в Тюильри. Причиной было сопротивление пятиста воинов швейцарской гвардии короля.

До этого места все сходится. Первые две строки и половина третьей говорят о том, что супруги был разделены и Людовик XV носил митру, вернувшись из Варенна. Вскоре после этого произошел вооруженный конфликт на кирпичном заводе, достигший дворца Тюильри. Причиной его были пятьсот швейцарских гвардейцев.

А предатель Нарбонн? В действительности это был граф Нарбонн, военный министр. Людовик XV отозвал его с этого поста, подозревая в измене.

Последняя строка: „И стражи Saulcea на бочках с оливковым маслом", становится такой же ясной, как и предыдущие для осведомленных в истории Франции. Saulce был хозяином склада колониальных товаров и одновременно мэром Варенна. Он, собственно, и арестовал семью короля. Марию Антуанетту обнаружили среди бочек с оливковым маслом в его магазине!

Как видно, Нострадамус весьма старательно затемнял содержание своих четверостиший. Однако, он старался писать так, чтобы сочиненное им можно было прочитать, но в то же время истинное значение оставалось скрытым под неясными формулировками. В письме к королю Генриху он заметил: „Кто-то может сказать, что рифмы ласкают слух, как мелодия, но гораздо сложнее понять смысл."

Ниже, в этом же письме он добавляет, что мог бы „каждое четверостишие сопроводить точной датой, но не каждому это бы понравилось, а интерпретация предсказанных событий – еще того меньше."

В предисловии к „Центуриям" Нострадамус написал: „Если бы я зашел так далеко, что начал бы говорить напрямую о том, что ждет нас в будущем, то те, кто правит королевством, и те, кто выносит приговоры, а также те, кто контролирует наши души, признали бы их (пророчества – прим. перев.) чуждыми своим взглядам. Они, не колеблясь, запретили бы распространение того, что будущие столетия поймут и признают истинным."

Этот человек, поднявшийся над своей эпохой, был вынужден „неясными, надуманными фразами говорить о грядущих событиях – не так, как их видел, но так, чтобы не повредить убогое сознание и описать все скорее туманно, нежели пророчески."



Поделись этой статьей с друзьями:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...

Написать комментарий: